Статьи 2011 года
13.01.2011
К.И. Лабанаускас
Использование фольклора коренных народов в программах детских коллективов
Фольклор коренных народов Таймыра является тем неиссякаемым источником, который может питать репертуары различных ансамблей, этнических и фольклорных групп.

Здесь мы рассмотрим несколько вариантов фольклорных сюжетов, которые, при их умелом применении, могут существенно улучшить и расширить репертуар того или иного ансамбля.

Основными фольклорными героями являются:

• Ёмпу (Ёмбо) – плут, обманщик и хитрец в ненецком фольклоре, (в энецком – Диа, в нганасанском – Дяйкю);

• Парнэ – ведьма-дикарка в ненецком фольклоре, (в энецком – Оласнэ, в нганасанском – Сигнэ);

• Тадебя-шаман в разных ипостасях.

Действия этих героев могут быть показаны в четырёх сценических вариантах-действиях: песня, танец, игра, камлание.

Остановимся на семи сценических действиях, в основе которых лежит тот или иной фольклорный сюжет.

1. Эвенкийская легенда «Охотник на медведей».

Краткое содержание. Однажды вместе жили нганасанин и эвенк. Эвенк хвастался, что умеет добывать медведей голыми руками. Пошли на охоту. Как только нашли медведей, эвенк вступил с ними в бой. Он убил кулаками шесть медведей. Но когда появился седьмой медведь, силы эвенка иссякли. Нганасанин же бросил своего товарища в беде. (Полный текст этой сказки под названием «Сыновья охотника на медведей» находится в книге «Мифологические сказки и исторические предания нганасан», которая хранится в библиотеке Таймырского краеведческого музея).

Легенда может иметь речевое, песенное и танцевальное исполнение.

Легенда в речевом исполнении может быть включена в программы этнических и фольклорных групп и ансамблей, а может быть исполнена и на одном из фестивалей «Фольклорная классика Таймыра» как шедевр нганасанского фольклора.

Возможны такие инсценировки в программах детских ансамблей. Суть инсценировки – показ, как терпит поражение хвастливый охотник, который кулаком убил шестерых медведей, но не справился с седьмым.

В песенном исполнении легенда «Охотник на медведей» может прозвучать в двух вариантах:

1 как старинный речитатив, когда часть текста рассказывается словами, а часть поётся;

2 как обычная песня хвастливого охотника,

например:

Охотник я смелый, медведей я бью.

Кулак мой железный зверей убивает.

Когда я увижу шесть бурых медведей,

В бой смело вступлю, головы всем сокрушу.

Но боюсь я, друзья, лишь седьмого медведя,

Если лапой ударит, я навек упаду.

Выбор мелодии зависит от композитора. Желательно ориентироваться на эвенкийские песни в сборнике «Эвенкийский фольклор» (библиотека Таймырского краеведческого музея).

В танцевальном исполнении легенда может быть показана в виде танца татуированных эвенков. Танцующие должны быть одеты в национальную эвенкийскую одежду, а на лицах должна быть сделана татуировка по старинным образам (см. книгу Г.М. Василевич «Эвенки»). В руках танцующие держат эвенкийские традиционные пальмы (т.е. разновидность копья, в котором длинный, широкий нож насажен на рукоять длиной около 1,5 м). Танцующие изображают борьбу охотника с шестью медведями и поражение от седьмого медведя. Музыка и рисунок танца зависят от композитора и хореографа.

2. Бытовая сценка, где главным героем является ненецкий хитрец и обманщик Ёмпу.

Краткое содержание. Ёмпу возвращается с охоты, неся на плече мясо с костью. Люди обрадовались, предвкушая сытную еду. Одна старушка кладёт мясо в большой котёл и варит. Остальные сидят вокруг костра и слушают хвастливые рассказы Ёмпу о приключениях на охоте.

Ёмпу на время удаляется, говоря, что надо посмотреть, может, поблизости ходит медведь. Когда он возвращается, то оказывается, что котёл уже вскипел, но никакого мяса там нет. Ёмпу смеётся от удовольствия, что удалось обмануть людей. Оказывается, он облепил кость мокрым снегом, покрасил красной краской, и всем показалось, что Ёмпу принёс мясо.

Бытовая сценка может быть реализована в виде обычной инсценировки. Одежда актёров должна быть ненецкая.

3. В программах различных ансамблей широкое отражение могут получить нганасанские любовные песни, которые в фольклоре обычно называются иносказаниями.

Сюжетная основа этих песен состоит в различных вариантах сватовства, признания в любви, приглашения к интимной близости. Но у этих песен есть одна отличительная особенность: слова песни понятны только поющему и слушающему. Для постороннего слушателя такая песня прозвучала бы как набор случайных слов, смысл которых не всегда понятен или вообще не понятен.

В качестве примера приведём две иносказательные песни с расшифровками.

1. Песня Хангабтюо-нямы.

Мать Хангабтюо, моя старшая сестра, так она поёт:

«В нынешние дни в пазы еловой санки,

Сделанной средним отцом, ты аккуратно вошёл.

В нынешние дни, к каменистым вершинам не прислоняясь,

Земли прочные места использую как опору».

Хангабтюо-нямы хвалит адресата песни за то, что он с пониманием относится к ней. Еловая санка – символ женщины, с которой адресат песни писал, имел любовные связи. Женщина не обращает внимания на дурные речи и сплетни (каменистые вершины), а опирается на людей хороших, понимающих её. 2. Песня Кадяки (Тумтадюо Чунанчара).

Кадяка говорит: «Шамана старика дня наплечник,

(совершая) поворот посолонь,

Я захотел потрогать.

Предназначенного долганам рога,

Предназначенный тамгам пай,

Предназначенный ненцам рог –

Предназначенный тамгам пай.

Кадяка, имея самые лучшие намерения (поворачивая посолонь), хочет высватать дочь («наплечник дня», т.е. наплечное украшение шаманского костюма с солярным знаком) шамана-старика. В качестве калыма (пая для тамг) он готов предложить любое количество оленей.

Нганасанских иносказательных песен много (с ними можно познакомиться в фольклорных архивах Таймырского Дома народного творчества), но весь вопрос в том, как их исполнить так, чтобы зритель отчетливо понял, о чём идёт речь. Тут возможны два варианта:

1. Тот, который уже реализован на фестивалях «Фольклорная классика Таймыра»: нганасаны исполняют песню, а её содержание доносит до зрителей переводчик на русском языке и с полной расшифровкой смысла.

2. Исполнение иносказательной песни в зашифрованном и расшифрованном видах, т.е. одна и та же песня должна быть исполнена дважды. Например, парень поёт девушке зашифрованную песню, признаваясь в любви. Вслед за ним ансамбль повторяет ту же песню обычными словами. Мелодия и слова песни могут быть написаны композитором, ориентируясь на песни, помещённые в сборнике «Песни нганасан» (составитель О.Э. Добжанская).

4. Инсценировка «Дяйкю воскрешает из мёртвых» (на основе нганасанского фольклора).

Сюжет. Плут и обманщик Дяйкю однажды решил, что ему пора умереть. Родные уговаривают его не делать этого. Однако Дяйкю умирает. Его брат, подозревая, что это обман, громко зовёт медведя. Как только появляется медведь, Дяйкю тут же становится живым, хватает лук и стрелы и отгоняет медведя. Потом он кается перед родными, прося прощения за свои шаги.

Данная инсценировка может быть включена в программы детских фольклорных коллективов. Это позволяет познакомить зрителей с лучшими произведениями нганаснского фольклора, где действует юмористический герой Дяйкю.

5.Игра «Парнэку» (Ведьмочка).

Фольклорная основа игры – ненецкие сказки о дикарке-парнэ. Там она выступает как вечный враг обычных людей, обладает необузданным, агрессивным характером. Парнэ всегда хочет быть победительницей, быть в центре внимания. В игре роль Парнэ исполняет девушка. Она надевает на глаза специальную повязку, сшитую из небольшого куска оленьей шкуры.

Повязка богато орнаментирована, спереди прикреплены металлические подвески.

Ход игры. Мужчины исполняют какой-либо ненецкий танец. Ведьма, надев повязку на глаза, пытается расстроить танец. Она пытается поймать кого-нибудь из танцующих. Ей долго не удаётся этого сделать, поскольку никто не желает связываться с ведьмой, зная о её злонравном характере. После нескольких неудачных попыток ведьме удаётся поймать одного из мужчин. Она танцует с ним, грубо искажая ненецкий танец. Остальные танцующие наблюдают всё это со смехом и презрительными возгласами.

Поняв бессмысленность своих действий, ведьма срывает с глаз повязку, и далее танец продолжается так, как положено.

6.Старинная энецкая бытовая сценка «Шаман лечит больного».

Основой в энецком фольклоре является цикл бытовых рассказов, где описывается, как шаман лечит больного. Он обычно совершает различные магические действия, которые, в конечном счёте, дают положительный результат и больной становится здоровым. Но так бывает не всегда. Иногда людям кажется, что шаман их обманывает, создавая иллюзию лечения. Чтобы укрепить свой авторитет, шаман прибегает к крайней мере: он велит присутствующим взять копьё и проколоть его тело насквозь. Люди берут копьё и прокалывают шамана так, что копьё проходит всё тело шамана. Иногда берут несколько копий и несколько раз прокалывают шамана насквозь. Но, к удивлению, шаман остаётся жив и невредим, не видно ни одной капли крови. После этого шаман продолжает лечение, и человек становится здоровым.

Эта бытовая сценка может быть показана в виде игры. Особенность в том, что бутафорские копья должны быть сделаны так, чтобы создать иллюзию прокалывания шамана.

7. Эвенкийская национальная игра «Медведь» (эта же игра существует и в долганском варианте).

Описание: дети, одетые в эвенкийские или долганские парки, стоят парами и держатся за руки. Один из игроков стоит посередине площадки, изображая спящего медведя. Дети затевают какую-нибудь игру, двигаясь как можно тише, чтобы не разбудить медведя. Но это им не удаётся. Медведь просыпается и бросается ловить детей. Ему не удаётся поймать кого-либо из них, поскольку дети быстро удаляются за условную границу, за которую медведь пройти не может. Тогда один из играющих, старший по возрасту, подходит к медведю, уговаривая его не злиться из-за шалости детей, и начинает с медведем танцевать танец, похожий на «Хэйро». Человек и медведь танцуют. Медведь успокаивается и засыпает.

Но дети продолжают играть. Игрок, танцевавший с медведем, начинает ловить детей. Победителем игры становится тот, кого не удаётся поймать.

Существует и другой вариант танца человека с медведем, известный из нганасанского фольклора (подробнее см. «Мифологические сказки и исторические предания нганасан», стр. 260-263). Однако этот танец имеет магический смысл и человеку нужно убить медведя, чтобы избавиться от него, как от незваного гостя. Это иллюстрирует отрывок из предания «Медведи и старик»: « Медведь, как человек, встал на дыбы, а старик всё говорит:

- Меня надо? Нынче меня убить хочешь? Давай плясать!

Стали плясать. Медведь пляшет и поёт:

- Ончино! Мончино! Хокой, хокой!

Старик поёт:

- Хэйро, Хэйро!

Целый день плясали. Медведь устал, голову опустил, глаза закрыл.

Старик говорит:

- Э-э-э! Сердце его близко. Ножом одолею ли? »

Эта фольклорная сценка может быть включена в программы танцевальных коллективов. Одежда танцующих – нганасанская. Танец может быть построен на основе нганасанского традиционного танца бетирая (бетирие).

27.04.2004 г.

Фольклорист, этнограф, языковед,

«Заслуженный работник культуры Российской Федерации»

К.И. Лабанаускас

Статьи, опубликованные на сайте в 2011 году:
25.03.2011В.Г. Заварзина"Теплые цветы Заполярья"
02.03.2011В.Г. Заварзина"Реальный мир на фоне абсурда."
14.02.2011В.Г. Заварзина" Светлой памяти Бараксан."
07.02.2011В.Г. Заварзина""Алгыс"- это благопожелание."
13.01.2011К.И. Лабанаускас"Использование фольклора коренных народов в программах детских коллективов"