Статьи 2013 года
03.07.2013
1. Вот такой он, посёлок Усть-Авам с высоты птичьего полёта.
2. Манящая своей синевой река Авам.
3. Поселковая ребятня - Герман и Юля.
4. Выделать шкуру - это не лёгкий труд.
5. Наши нганасанские мастерицы: Сандемяку Чайхореевна Костеркина, Татьяна Демнимеевна Туркина и Светлана Сыгаковна Аксёнова.
6. Одна из уникальных архивных фотографий.
А.В. Солдаков
В поисках нганасан. Часть I
На днях завершилась вторая этнографическая экспедиция Таймырского Дома народного творчества, посвященная изучению культуры и быта древнейшего народа Таймыра - нганасан. Первая прошла прошлой весной - тогда этнографы ТДНТ отправились в поселки Хатангского района, где живут представители этого коренного народа – вадеевские нганасаны. А нынче посетили поселки Усть-Авам и Волочанку, где проживает без малого шестьсот авамских нганасан. Всего же их по переписи 2010 года насчитывается 862 человека.

В состав экспедиции вошли ее комиссар Анна Вараксина – искусствовед ТДНТ, собственно организатор непростого и, безусловно, нужного дела. Гид и переводчик группы Светлана Аксенова – мастерица ТДНТ, преподаватель Таймырского колледжа, знаток культуры и быта своего народа. Алексей Чунанчар – косторез ТДНТ, проводник и ко всему прочему местный житель, что в экспедиции весьма пригодилось. Также в группу этнографов влился норильский художник Юрий Афонов. Его присутствие в команде пошло на пользу всем, как исследователям, так и Афонову. А увековечить работу этнографов пригласили автора этих строк.

Нганасаны — потомки древнейшего населения Таймыра — охотников на дикого оленя эпохи неолита. Как этнос сложились к XVII-XVIII веках из нескольких племенных групп — пясидской самояди, кураков, тидирисов, тавгов. До середины прошлого века нганасаны вели кочевой образ жизни. Охотились на «дикаря» - дикого северного оленя, промышляли песцов, росомах, зайцев, добывали гусей, уток и куропаток. В те годы у нганасан была хорошо развита обработка оленьих шкур. К сожалению, знания эти сейчас уходят вместе с их носителями, и именно за ними отправились в авамскую тундру таймырские этнографы.

Экспедицию по изучению духовной культуры, быта и национальной одежды нганасан назвали – «Дар древней гагары». Одежда, а точнее процесс ее изготовления – вот что интересовало этнографов в первую очередь. Все этапы создания нганасанской женской парки фиксировались на фото и видео. Не удалось, правда, отснять самый первый этап – когда снимается шкура с добытого оленя. В Усть-Аваме мы немного опоздали на миграцию «дикаря», а Волочанку олень прошел по другим миграционным путям. Так что добывать шкуру придется в следующей экспедиции.

Усть-Авам

Первым пунктом для нас стал небольшой поселок раскинувшийся на правом берегу одноименной реки. Три десятка домиков - школа, котельная, пара магазинчиков, больница, улицы из угольного отсева, лохматые огромные собаки, крутой берег реки и бескрайняя тундра вокруг. Вот и весь пейзаж. Радушные усть-авамцы поселили нас в здании больницы, где раскинулся штаб экспедиции.

Первый день – день знакомств. Сложность работы в поселках Таймыра в том, что за многие годы в поисках этнографического материала на просторах полуострова побывало несметное количество экспедиций и прочих искателей артефактов. По следам их идти трудно, потому что не всегда наши предшественники оставляли хорошее о себе впечатление. Сложно сказать, как бы работа закрутилась в поселках, не будь в наших рядах Светланы Сыгаковны Аксеновой.

Эта изумительная женщина с феноменальной памятью на лица и имена стала нашим Золотым ключиком, который открывал давно закрытые для ученых и съемочных групп двери. Так случилось совсем недавно, когда обманутый когда-то Дмитрий Костеркин не пустил на порог каких-то москвичей, обещавших тому золотые горы. А Светлане Сыгаковне, не знаю как нам, был очень рад. Достал свою ритуальную парку – очень редкий экземпляр. Дело в том, что стариков, у кого ещё имеются такие парки, можно сосчитать на одной руке. А скоро и совсем не останется, потому что нганасан хоронят в погребальных специальных одеждах.

К слову и мастериц в авамской тундре, способных сшить, а как говорят нганасаны «зашить парку» осталось совсем мало. Знания уходят, и уходят очень быстро, не передаваясь молодому поколению. Мастерицы и рады бы, но потомки уж больно безответственно относятся к своей культуре и наследию предков. Редко встретишь нганасанина с серьезными знаниями своего народа.

Те же, кто еще помнит, как когда-то шились сокуи и парки, охотно с нами делились своими навыками, и глаза их загорались, потухшим казалось огнем. Взять, к примеру, Татьяну Демнимеевну Туркину и Сандемяку Чайхореевну Костеркину. Маленькая, съежившаяся бабушка, которая очень сердилась на «бабушку» и требовала называть ее тетей Таней, завидев шкуры и скребки для выделки шкур, вдруг засуетилась так, что другая молодая позавидовала бы. Вместе со Светланой Сыгаковной тетя Таня принялись выделывать кусок оленьей шкуры. Надо сказать, что на разные части парки требуется разный вид шкур – летнего или зимнего оленя, с той или иной части его тела, определенного цвета и прочих особенностей.

Работа эта, надо сказать, очень трудоемкая. Для начала нужно аккуратно срезать шерсть со шкуры, а потом слой за слоем, орудием, которое не видоизменялось сотни лет, выделать шкуру так, как того требует технологи изготовления одежды. Ведь и выделывать для разных частей парки нужно по-разному. Да еще и не порвать. По парке можно было судить об умениях ее создательницы. И ежели парка выходила достойная, ее хозяйку статные нганасаны в первую очередь брали в жены.

Небольшой кусочек замши – чуть более стандартного бумажного листа А4 мы выделывали с небольшими перекурами пять часов. Хотя нет, вру. Наши бабушки курили свои трубки во время выделки, совсем не отвлекаясь от процесса. Пять часов. Один кусочек. А ведь все кусочки надо сшить. Правильно сшить – не криво, не косо, все ровненько. Аккуратненько нитками из жил и подшейного волоса оленя – так что шовчика и не видать. А ведь парку не одну надо – себе повседневную и ритуальную, мужу две и сокуй зимний и малыше всей. А места авамские плодовитые, как говорит Светлана Сыгаковна, так что наличие в семье десятка ребятишек никого не удивляло. Так что, зашить нганасанскую парку очень тяжелый труд. Очень. Испытано на себе.

Все в копилку

Неверным будет сказать, что интересовала нас только нганасанская парка. Все, что, так или иначе пересекалось с фольклором, культурой и бытом нганасан все запечатлевалось, записывалось и архивировалась. В домах, где пришлось побывать мы просили показать старые фотокарточки и предметы обихода того времени, когда нганасаны еще кочевали по просторам тундры. Усть-авамцы охотно доставали древние сундучки и потрепанные чемоданчики 60-х-70-х годов.

И чего в них только не было! Ордена «Мать-героиня» и «Материнская слава», медали Материнства, которые не редкость в поселках. Уникальные фотокарточки из светлого прошлого нганасан, ножны, самодельные трубки, нганасанские солнцезащитные очки с тоненькими прорезями для глаз, медные игольницы-неймысы, женские обереги – дяптузэ, и своеобразный паспорт нганасанской барышни бодямо – медные пластинки в форме полумесяца – по их количеству и гравировке можно было прочесть историю девушки или женщины. Кстати, по бодямо это можно определить визуально.

Мы, в первую очередь, помимо нганасан современности интересовались древними фотографиями. В альбоме, который планируется выпустить по итогам трех экспедиций, они очень даже пригодятся, ведь некоторые карточки очень даже уникальны. По крайней мере, ранее нигде не обнаруживались. Кроме того, нам удалось разговорить дочь знаменитого шамана Демниме Костеркина Евдокию Порбину, и записать генеалогическое древо шаманского рода, что стало хорошим вкладом в экспедиционную копилку.

Словом, все, что на нашем пути попадалось мало-мальски нганасанское бралось на карандаш. Да так, что пачки писчей бумаги не хватило – пришлось просить ее на благие цели у местного руководства, которое, к слову, весьма прониклось нашими идеями и в помощи не отказывало. Как в Усть-Аваме, где руководит поселком Сергей Набережный, так и в Волочанке, где ровно десять лет возглавляет поселок Нина Алексеенко. Организационные вопросы, типа собрать людей, или бытовые, как то баня – решались очень быстро, невзирая на занятость поселковых жителей или отсутствие угля. За что большое им человеческое спасибо.

Отдельно надо сказать о жителях, которые так или иначе встретились на нашем пути. Это персонал усть-авамской больницы и волочанской школы, рыбаки-охотники Илья Турдагин, Василий Костеркин и Владимир Колос. Последний наотрез отказался брать деньги за бензин, который срочно нам понадобился, сказав лишь: «Давай канистры». Это работник волочанского магазина таджик Шади, коренной волочанец Геннадий Урван и его жена Катерина. Все, к кому мы обращались, не отказывались помочь или подсказать – словом, информацией, делом или поступком. Радует, что в поселках взаимовыручка и взаимопомощь живет, чего не скажешь о северных городах, некогда как раз этим и славившихся. Об этом можно долго говорить, и непременно будет сказано в следующей публикации.

текст Андрея Солдакова

фото Анны Вараксиной

Статьи, опубликованные на сайте в 2013 году:
23.12.2013Н.С. Кудрякова"Земля Олонхо чтит якутского фольклориста, долгановеда Прокопия Ефремова. "
21.10.2013В.Г. Заварзина"Наши - в Сибирских Афинах"
03.07.2013А.В. Солдаков"В поисках нганасан. Часть I"
15.02.2013В.Г. Заварзина" «Картины полярной ночи»."